Рубрики
Ольга Богданова РАССКАЗ

Берёшь и делаешь. Опыт Ольги Богдановой

Пока готовлю перевод мыслей Пола Грэхэма – программиста, писателя и инвестора, есть возможность познакомить вас со скорее всего вам знакомым человеком. Если нет, то вот она – северный художник, пишущий южными красками.

Ольга откликнулась на мой призыв попробовать писать буквами, не красками. Это может показаться сложным, но как оказалось – возможным. Если отличаешь глагол от существительного и умеешь их сочетать, то текст рождается на раз-два. Хотите попробовать? – жду ваших черновиков. А пока, трогательный и искренний текст от художника, который закрывать подпиской нет смысла. Он для всех, как и её картины.


Пока я не я или путь к себе

Когда рассказываешь о событиях своей жизни, обязательно надо вспомнить детство. Я сейчас такая, потому что со мной происходило то то, то другое. Почему так? Почему все дети с рождения по разному реагируют на одни и тебе же события? Что за странный генный коктейль вливается с рождения в каждого посланного на землю? Может быть это кажущееся различие на самом деле иллюзия, ведь гуляющий рядом с тобой друг видел небо над головами таким же высоким и звенящим как и ты.

Я была очень болезненным ребёнком и много времени оставалась одна. Привычка к одиночеству – сначала вынужденному, потом желанному – помогала слушать себя. И это всегда было моей… наверное, настоящей жизнью. 

После долгого пребывания в закрытом помещении выход на улицу становился праздником. Природа в детстве должна быть областью обитания ребёнка. Запах влажной земли, огромное небо, которое в детстве было бесконечным, завораживающе голубым, камни шершавые и блестящие на солнце искорками волшебных вкраплений. Всё было так необычно, непонятно-прекрасно, что я чувствовала себя инопланетянином, спустившимся на землю и постигающим мир. Всё вызывало восторг и от этого восторга душа замирала, слушая музыку бытия. 

Тогда, в детстве, происходили события, которые всегда со-бытия – соединения с бытием. Много-много всего, что происходило со мной в детстве, можно было бы вспомнить. Но сейчас хочу сосредоточиться на одном. На Боге. Ребёнок и Бог. 

В нашем детстве 70-х 80-х религия и церковная жизнь была очень далека. Церкви в нашем маленьком провинциальном городке не было. В доме не было икон. Бабушки и дедушки были внешне атеистами. Почему внешне? Потому что никто никогда не говорил о своей вере. Было не принято. А если не говорят о чём-то, то это не значит, что этого не существует.

Наверное, благоговение перед Богом у меня появилось благодаря изобразительному искусству. Я много читала, в книгах появлялись репродукции картин, написанных по библейским сюжетам. Что может быть прекраснее этих мгновений! Это был другой мир. Мир образов в красках. Своей реальностью он иногда заслонял то, что происходило вокруг. Нет, не заслонял а открывал что-то новое в душе ребёнка.

Прыжок в воду

Я помню, как впервые увидела распятие. Сейчас не помню, кто был автор, но помню силу переживания. Страдания Христа на кресте вызвали такое страдание в моей душе, что ком от невыплаканных слез на какое-то время перекрыл дыхание. Позже, во время путешествий я увидела храмы. Всё в них было удивительно и прекрасно. И непонятно. И архитектура, устремлённая в высоту неба, и странные луковицы на крыше, завершённые золотыми крестиками.

А что было внутри! Это был таинственный мир! Страх и благоговение! При входе в храм ноги становились негнущимися, хотелось войти, а все существо твоё дрожало.

Однажды, лет в 18-19, я поехала к морю с мамой. Я только закончила обучение в художественном училище. Была довольно смелой девицей. Нас повезли к открытому морю. Море было неспокойным, волны бились о скалы. Действительно бились, ударяя с силой об огромные прибрежные камни, обрекая себя на то, что в момент встречи с камнем, волна разобьётся на множество брызг. 

И вот! Уверенность в себе или глупость, подстегнули меня на прыжок со скалы в этот водный круговорот. Момент решимости казался вечностью сжатой до мгновения. Толчок ногами от сырого камня, полет и вход в воду. Оказывается, когда на поверхности волнение, то внизу даже на небольшой глубине – тишина. Погружение в тишину было недолгим, а потом – наверх! 

А там! А там волны бьющиеся о скалы! И ты становишься заложником стихии. Тебя кидает из стороны в сторону, рядом камни. Опасность реальна. Выбраться из воды было чудом. Конечно молодость помогла, были силы, но почему-то не было страха. Страх убил бы меня. Он сковал бы мои движения и… 

Так вот, вход ребёнка в храм можно сравнить с прыжком в воду. Любопытство тянущее идти вперёд. Преодоление страха. И восторг! Тайна чувствовалась в каждом уголке церкви. Ты попадал в мерцающий мир, где иконы в мягком свете свечей смотрели не на тебя, а куда-то в пространство за тобой, вокруг тебя. Первая встреча, первые яркие эмоции. Мне не сложно было слышать их в себе, потому что почти никто этому не мешал. Но и никто не помогал. Преемственность поколений – не пустой звук. Очень многие глубоко верующие люди пришли к вере через доверие к своим наставникам. 

Мария

Рядом оказался пример человека, который имел опыт духовных поисков. Долгие годы в моей жизни не было такого человека. И лишь в 17 лет произошла такая встреча. 

Когда я училась в художественном училище, у меня была близкая подруга. Училась я в городе Горький, сейчас Нижний Новгород. Моя жизнь тогда была сложной: далеко от дома, есть хотелось всегда. В магазинах не было ничего, кроме хлеба, кефира и банок с рыбными консервами. Семья подруги была очень интеллигентная. Отец на пенсии – молчалив и мрачен. Он был военным летчиком и во время войны летал на истребителях, что конечно наложило отпечаток на его и характер и внешность. 

Мама подруги была полной противоположностью супругу. Очень добрая, очень приветливая и заботливая, работала научным сотрудником на заводе. 

Я была в их семье принята как дочь. Не скажешь, что тут живут глубоко верующие люди, не было внешних примет. Но во всем, что касалось домашнего уклада, воспитания детей, общения с друзьями чувствовалась любовь. Тихим голосом мама разговаривала со своими детьми, со вниманием выслушивала их проблемы, и все вместе пытались найти ответы.

И вот однажды к ним приехала сестра мамы из глухой деревни. Я ещё раньше слышала от моей подруги Катерины много удивительного об этом человеке. Что она была девственница, что она была глубоко верующая, что она была очень начитана и как ни странно – интересовалась политикой.

В то время о том, что было за границей, мы могли узнавать слушая «враждебные голоса» по радио. Я впервые узнала об этом. Благодаря этой семье в голове произошёл переворот. И вот я встретилась с этим человеком. Катерина заранее подготовила меня к встрече. Не помню, как звали тетю Катерины, но хочется назвать её Марией. Я очень волновалась. Когда стояла перед дверью в комнату, где была она, то у меня дрожали и руки, и ноги, в голове стучали волны страха. И опять, как перед прыжком, надо оттолкнуться и…

Не помню сам момент встречи, только помню глаза и улыбку. Глаза и улыбка излучали любовь. Как можно любить меня? Мария не знала меня, не видела ни разу, она не знала кто я, что я думаю, добрая я или наоборот. Но она меня любила. Это было невероятно.

Оказываясь рядом с человеком, попадаешь в его излучение. Остро чувствуешь неприязнь или боль или отстранённость. Несколько раз, очень нечасто, стоя рядом с человеком я испытывала, что он находится в другом, изменённом состоянии. Он здесь рядом, но одновременно связан с другим миром. Впервые я поняла это там, в той комнате. Это было удивительное чувство. Лицо Марии излучало другую, неземную любовь. И ещё я увидела морщинки на лице, которые сложились в улыбку и застыли, потому что лицо её приняло то выражение, в котором постоянно находилась душа – состояние добра и любви на протяжении многих лет. 

Понаблюдайте за лицами людей. К старости на лицах физически отпечатываются мысли. Грусть закладывается в складки у рта, уголки бровей обвисают вниз и даже улыбаясь, такое лицо выглядит грустным. И уже ничего не поделать. Злое лицо к старости не поменяешь на доброе, как бы ты ни хотел. Это как в старом фильме про Золушку: «А что вы, собственно говоря, можете предъявить?». И никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, душу большой, а сердце — справедливым.

Страх – убийца радости

Вечность сжатая до мгновения. В такие минуты человек перестает воспринимать себя как реальность, ты как будто растворяешься, распадаешься в пространстве, тебя нет. Происходит чудо распада и восстановления, те мгновения погружения в воду после прыжка. Тишина. Но надо всплывать на поверхность. Всплываешь и попадаешь в водоворот событий, суеты.

Каждый раз, когда предстоит совершить важный поступок, будь-то реализация своих творческих планов, защита своего, но чаще чужого достоинства, начало нового незнакомого, очень интересного дела – первой эмоцией становится страх. 

Страх – убийца радости. Сколько раз он мешал, останавливал. Но оказывается победа над страхом – очень хорошее занятие. А помогает в этой борьбе странное человеческое качество – упрямство. Это даже не вера в свои силы, потому что всегда есть сомнения, хватит ли воли на этом пути. Нет, это именно упрямство. Какая-то глупая смелость, ничем не оправданная. Что заставляет тебя лететь в опасный водоворот? – желание жить! Испытать себя, понять всю красоту жизни. Наполнить душу восторгом переживания каждого мгновения пребывания здесь. Мы видим солнце – мы живём! Мы чувствуем ветер в лицо – мы живем! Мы можем ходить – мы живём! Мы можем любить.

4 ответа к “Берёшь и делаешь. Опыт Ольги Богдановой”

Ольга Михайловна, твоя статья ещё раз убедила меня в том, что если человек талантлив в чем-то, то этот дар распространяется на многое в его жизни. Открылась ещё одна твоя грань! С дебютом! Будет о чем поговорить! И обязательно спрошу о том, почему в конце размышлений поставлена точка, а не восклицательный знак?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *