Осеннее одиночество. Как без большой болтологии помочь?

Хотелось привлечь внимание к такой проблеме, как одиночество физическое и моральное в нашей церковной среде. Тема крайне, чрезвычайно актуальна, но сегодня порассуждаем только о тех, кто одинок в старости своей. Среди нас много тех, кто отдал достаточно времени, посвятив его заботе и помощи Церкви как осязаемому институту и неосязаемому, т.е. уставному богослужению. На сегодняшний момент им уже далеко за 70. Эти люди стояли на рубежах эпох, сохраняли веру во времена мировоззренческой турбулентности 80-х и 90-х. Некоторые почтены церковными грамотами и даже медалями, в частности — патриаршими.

В силу черт характера, человеческой немощи и иного рода проблем наши церковные пенсионеры не могут сами просить о поддержке, но они должны быть под присмотром. Не под тотальным и корыстным, а ориентированным на посильное участие в немощах их, ведь сделать телефонный звонок и узнать «может надо чего?» — не так сложно.

Последние пару дней поступали сигналы о случаях глубоких депрессии у тех, кто ранее часто посещал храм, но сейчас немощен, совершенно одинок, в церковь дойти не может. Не реагировать на эти сигналы сложно, реагировать — ещё трудней. Все, кто пока ещё не стар и не суперстар, неплохо знает, насколько может быть трудным общение с пожилыми людьми, порой даже изматывающим внутренне, физически. Это те издержки, с которыми неминуемо придётся встретиться при решении таких вопросов. Более того, необходимо будет преодолеть это через мудрость вкупе с осторожностью. Но ещё раз повторюсь, оставлять людей нельзя.

Сам как священник всегда рекомендую опытным в жительстве людям пользоваться возможностью совершения у них дома таинств Елеосвящения и Святого Причастия. Без того наша деятельность будет более походить на любую другую, совершаемую вне Церкви. Люди боятся что ли приглашать на дом священника? Говорят, что батюшке некогда и пенсию ещё не принесли. Что-то ещё произносят из серии «лишь бы увильнуть». Но разве я иду за вашей пенсией? Знаю, что «денег в стране нет и надо всем держаться». Или у священника нет приоритетных элементов служения, как именно эти, мистериальные, связанные с таинствами? Об этом тоже в конечном итоге надо напоминать людям. Они очень часто допускают стратегическую, по-сути трагическую ошибку очень-очень надолго уклоняясь от жизни Церкви, которая, образно выражаясь, аккумулируется в Её таинствах.

Итак, наши церковные ветераны часть церковной, по-сути Евангельской истории, как и мы её часть. В надежде, что и нас когда-то посетят с охотой и доброй волей, давайте постараемся хоть как-то помочь людям, путями Провидения оказавшимся под спудом одиночества, зашторенного старостью. Если у вас есть на примете такие люди или вы сами готовы жертвовать временем для посильной социальной координации, звоните Марии. Она уполномочена мной реанимировать данную приходскую работу. Её телефон: +7(921) 150-30-53. Предлагайте здесь что-либо через комментарии или предлагайте Марии варианты эффективной работы. Помочь и обозначить прошу в первую очередь тем и тех, кто составлял собой приходскую и богослужебную жизнь в минувшие 30 лет. Охватывать всю проблематику в городе не надо, тем более, что в муниципалитете имеются профильные социальные службы. Но точно в районе имеется 15-20 ветеранов Церкви, которые реально посвятили заботе о храме немалую часть биографии. Никаких масштабных действий по проблеме не предвижу, а иметь какого-то рода «передвижной штаб» по данному вопросу надо.

Хотите что-то сказать? Пишите!

%d такие блоггеры, как: