Строки о Пути и Его силе

В марте 2020 в мире набирала силу драма пандемии COVID-19. Сегодня мы, как умеем, из неё выходим. Я прошёл этот путь с изложенным ниже текстом. Мне известно о десятках музыкальных шедевров, рождённых вынужденным затворничеством. То время породило многое. Сделаны миллионы ремонтов в квартирах и домах, развалилось бесчисленное количество прочных семейных союзов, выпито столько, сколько не выпивалось никогда. Люди жили и выживали как могли. Я — не исключение. Я много читал. Буквально, очень много. Буквально всё подряд.


Спасибо Стефану Митчелу за перевод древнего китайского шедевра. Этот перевод попался мне в руки не первым, но за основу того, что перед вашими глазами, я взял именно его. Попутно посматривал дюжину других переводов на русский и английский. Отдельная честь и слава Евгению Торчинову — покойному мэтру российского китаеведения. Скачайте его релевантную работу в формате PDF здесь.

Русский текст, вышедший из-под моих пальцев — не «Дао де дзин» от Лао-цзы, а перефраз перевода Стефана Митчела. Мой перевод, как и исходный английский текст — попытка современного человека с западным, пост-христианским складом ума передать феерию, родившуюся почти две с половиной тысячи лет назад в древней Поднебесной.

На сегодняшний день насчитывается несколько сотен профессиональных переводов «Дао де дзин» на английский и несколько десятков на русский. Моя попытка, вероятно, стоит некоторым особняком в силу специфики исходной точки, хотя я даже не пытаюсь говорить ex professo.

Для меня Дао без сомнения — Логос. Тот самый, который выделился в особую метафизическую единицу античными греческими мыслителями. Я склонен полагать, что Логос — это Путь Жизни в котором нет смысла, но есть Истина. Мастер — потенциально каждый из нас или даже Логос воплощённый. Христианская доктрина на Востоке провозгласила Логосом воплощённым Иисуса. Так тому и быть, но цель книги другая — отвлекая от проблем, указать на тихо качающиеся ветви деревьев за окном, летящие снежинки или птицу высоко в небе. Так, естественным ходом вещей, проявляет Себя Дао или Логос, Иисус, если угодно и тому есть подтверждения в аутентичных христианских и дохристианских текстах. Всё банально до ужаса. Непреходящая ценность и хрупкость окружающего мира.

Так или иначе, здесь аллюзия на «Дао де дзин», деактивация нейронных связей. Я не склонен к религиозному синкретизму. Воспринимайте книгу, как повод отдохнуть от религиозного. И всё же, мой текст составлялся под сильным влиянием русской христианской терминологии и практики, а также русских стиля и идиоматики. Я работаю над удобным интерфейсом для чтения всего текста в рамках этого сайта, а также над электронной версией книги (EPUB и PDF). Естественно, буду корректировать сам перевод, делая его более ёмким и более точным в процессе ёмкости. Читайте, оставляйте комментарии, заметки, картинки, ссылки здесь или на страничках в VK и FB. Благая сила Дэ (благодать) да пребудет с вами.

Оглавление

12345
678910
1112131415
1617181920
2122232425
2627282930
3132333435
3637383940
4142434445
4647484950
5152535455
5657585960
6162636465
6667686970
7172737475
7677787980
81

1

Если дао объяснимо, это не есть вечное Дао.
Имя, которое может быть названо,
не есть вечное Имя.
Неназванное есть вечно пребывающее.
Именование есть происхождение всего.

Свободный от желаний постигает тайны.
Пленённый желанием видит лишь образы.

Все тайны и образы от одного источника.
Имя ему бездна. Бездонная бездна.
Врата к постижению всех вещей.

Вернуться к оглавлению

2

Когда люди видят что-то красивым,
другое становится уродливым.
Когда люди видят что-то хорошим,
другое становится плохим.

Бытие и небытие рождают друг друга.
Трудное и лёгкое поддерживают друг друга.
Длительное и кратковременное оттеняют друг друга.
До и после следуют друг за другом.

Посему Мастер
действует без малейшего движения
и учит без слов.
События случаются, и Он позволяет им быть.
Имеет и не обладает,
действует, но не на результат.
Когда работа завершена, забывает о ней.
Потому она остаётся навсегда.

Вернуться к оглавлению

3

Переоценивая людей,
обессиливаешь их.
Переоценивая обладание,
провоцируешь воровство.

Мастер учит
не забивать голову,
а наполнять глубины
через укрощение желаний
и возбуждение решимости.
Он помогает людям терять знание
и предметы вожделений.
Он раздражает знающих.

Делай, не делая
и вещи займут своё место.

Вернуться к оглавлению

4

Дао — неисчерпаемый родник,
вечная пустота,
преисполненная возможностей.

Оно скрыто, но вечно присутствует.
Неизвестно, кто породил Дао.
Оно предшествует Всевышнему.

Вернуться к оглавлению

5

Дао не принимает чью-то сторону,
но порождает благо и его отсутствие.
Мастер не принимает чью-то сторону,
но одинаково встречает святых и падших.

Дао подобно кузнечным мехам:
вмещает пустоту, но производит ветер.
Чем больше хочешь от Него,
тем на большее Оно способно.
Чем больше говоришь о Нём,
тем меньше Его понимаешь.

Зри в корень.

Вернуться к оглавлению

6

Дао именуют Великой Матерью, которая
из недр неисчерпаемой пустоты
дарует жизнь бесчисленным мирам.

Оно внутри тебя.
Пользуйся.

Вернуться к оглавлению

7

Дао бесконечно и вечно.
Почему вечно?
Потому что не рождено.
Посему не вкусит и смерти.
Почему бесконечно?
Потому что не вожделеет для себя.
Посему достижимо взыскующим.

Мастер остаётся позади,
поэтому, возглавлять приходится ему.
Он от всего отстранён
и один в общении со всем.
Он в гармонии с собой,
потому что не принадлежит себе.

Вернуться к оглавлению

8

Наивысшее благо подобно влаге
без которой нет жизни.
Она собирается в низинах,
тех, которых избегают люди.
И Дао подобно влаге.

Когда селишься, выбирай долины.
Думай просто.
В распрях храни честь с великодушием.
Управляя, не стой над душой.
Делай то, что приносит радость.
В ежедневном блюди своевременность.

Когда немало упростишь свою жизнь,
перестав соревноваться и сравнивать,
каждый воздаст тебе уважением.

Вернуться к оглавлению

9

Наполни чашу до краёв
и она прольётся.
Заточенный нож
однажды затупится.

В погоне за благополучием
сердце не раскроется.
Заботясь о том, что думают люди,
становишься узником.

Сделав, уходи.
Это путь к покою.

Вернуться к оглавлению

10

Попробуй:
обуздать шатание ума,
чтобы сохранить цельность;
вернуть телу гибкость
как у новорожденного;
приобрети внутреннее зрение,
дабы узреть блистательное ничто;
любить людей не навязываясь,
увлекая их за собой;
жить, предоставив вещи самим себе;
отступиться, чтобы понять сущее.

Рождающий и питающий
имеет, минуя обладание;
действует, не ожидая результата;
управляет, не контролируя.
Это верх добродетели.

Вернуться к оглавлению

11

Колесо образуется сочетанием спиц,
но сердцевина пуста,
чтобы вращалась ось.
Так телега приходит в движение.

Из глины получится кувшин,
но лишь пустота внутри
делает его пригодным.

Внутреннее пространство
живит срубленное жилище.

Имея дело с бытием,
пользуемся его противоположностью.

Вернуться к оглавлению

12

Цвета зачаровывают зрение.
Звуки завораживают ухо.
Вкусы притупляют ощущения.
Мысли обременяют ум.
Желания отягощают сердце.

Мастер, взирая на мир,
доверяет лишь себе.
Он позволяет вещам приходить и уходить.
Его сердце открыто небу.

Вернуться к оглавлению

13

Успех опасен, как и неудача.
Надежда пустотела, как и страх.

Что значит, успех опасен, как и неудача?
Взбираешься по лестнице
или спускаешься — чувствуешь шаткость.
Только спустившись и встав на ноги,
чувствуешь равновесие.

Что значит надежда пустотела, как и страх?
Надежда и страх одинаково призрачны
и рождаются из переживаний себя.
Когда не отягощён самоощущением,
страх уходит.

Постигай внешнее, как самоощущение.
Веруй в вещи, как они есть.
Люби мир, как ощущение себя
и принесёшь пользу.

Вернуться к оглавлению

14

Вглядывайся и не узришь.
Вслушивайся и не услышишь.
Устремляйся и не достигнешь.

Без блистательных вершин
и кромешных глубин,
единое и неименуемое
царство пустоты.
Форма всё формирующая.
Тончайший образ
вне восприятия.

Приближаясь к Нему, не найдёшь начало;
следуя за Ним, не дождёшься конца пути.
Ты не можешь знать Его,
но можешь следовать за Ним
и в этом лёгкость жизни.
Познай откуда ты.
Здесь сущность мудрости.

Вернуться к оглавлению

15

Мастера древности славились
утончённостью и глубиной.
Неизмерима их мудрость.
Описуема только их внешность.

Они любили осмотрительность;
шли, будто пересекали оледеневшую стремнину.
Были осторожны, словно в тылу врага.
Скромны, как гости
и уступчивы, как тающий лёд.
Готовы принять форму
подобно материалу в руках плотника.
Распростёрты, будто долина.
Чисты, как вода в сосуде.

Хватит ли терпения дождаться,
пока осядет взвесь и вода станет прозрачной?
Сможешь ли оставаться неподвижным,
доколе верное действие станет очевидным?

Мастер не ищет завершения.
Не ищет и не ожидает.
Дверь его всегда открыта настежь.

Вернуться к оглавлению

16

Выбрось из головы мысли.
Умири сердце.
Лицезрей суматоху вещей,
но понимай первопричину.

Каждая вещь во вселенной
возвращается к первопричине,
к источнику безмятежности.

Не познав первопричину,
будешь запинаться о смущение и скорбь.
Познав своё происхождение,
обретёшь всепрощение,
беспристрастность, довольство,
прародительское добросердечие,
и царское величие.

Проникнув в тайну Дао,
разберёшься во всём,
что преподносит жизнь.
И когда придёт смерть,
будешь готов.

Вернуться к оглавлению

17

Когда у власти Мастер,
люди едва замечают его.
Иных вождей любят,
бывает, даже боятся.
Хуже, когда их презирают.

Когда не доверяешь людям,
не заслуживаешь и их доверия.

Мастер не говорит, но делает.
Когда работа сделана,
люди восклицают: «Потрясающе!
Мы сделали это!»

Вернуться к оглавлению

18

Если великое Дао забывается,
появляются добродетель и набожность.
Когда бравируют умом и учёностью,
множатся лицемеры.
Если в семье разлад,
вспоминают о послушании.
Когда в стране хаос,
взывают к патриотизму.

Вернуться к оглавлению

19

Не настаивай на святости и мудрости,
люди станут в сто раз счастливее.
Не упоминай о милосердии и правосудии —
люди станут поступать правильно.
Перестань делать вещи на продажу
и не будет воров.

Если этих мер недостаточно,
то вот ещё: взирай на происходящее вокруг
и позволь всему следовать своим путём.

Вернуться к оглавлению

20

Положив предел раздумью,
избавишься от затруднений.
Какова разница между «да» и «нет»?
Какова разница между успехом и неудачей?
Должен ли ты ценить, что ценят другие
и избегать того, чего избегают они?
Что за глупость!

Иные восхищаются, будто на параде.
А мне нет никакого дела.
В одиночестве я не впечатлителен,
как младенец, не научившийся улыбаться.

У иных есть всё для жизни.
а мне нечем обладать;
дрейфую, будто бездомный,
будто тихо помешанный.

Кто-то блистателен,
а я тёмен.
Кто-то схватывает на лету,
а я простак.
Кто-то знает зачем,
а я нет.
Скитаюсь, как океанская волна,
Ношусь бесцельно словно ветер.
Отличаюсь от других,
вскормленный Великой Матерью.

Вернуться к оглавлению

21

Мастер непрестанно один на один с Дао,
через то просвещаясь.

Дао непостижимо.
Как Мастер остаётся с Ним один на один?
Он не цепляется за мысли.

Дао есть тьма и неизмеримость.
Как Оно просвещает человека?
Если Мастер позволит, с лёгкостью.

Дао вне времени и пространства.
Оно вне бытия и небытия.
Откуда знаю, что пишу правду?
Смотрю в себя и убеждаюсь.

Вернуться к оглавлению

22

Хочешь цельности?
Позволь себя сломать.
Хочешь прямоты?
Позволь себя изогнуть.
Желаешь наполниться?
Позволь себя исчерпать.
Желаешь перерождения?
Позволь смерти возобладать.
Хочешь всё покорить себе?
Покорись всему.

Мастер укоренён в Дао
и тем подаёт пример миру.
Не делает напоказ,
и люди видят свет;
ничего не доказывает
и люди доверяют;
не знает кто он,
и люди узнают себя в нём;
не имеет цели
и так достигает её.

Когда древние Мастера говорили:
«Хочешь цельности?
Позволь себя сломать»,
то не бросались словами.
Лишь живя Дао,
обретаешь истинного себя.

Вернуться к оглавлению

23

Прояви себя и скройся,
будь подобен стихии.
Когда сильный ветер, говорят — утихнет;
когда дождь — скоро пройдёт.
Когда облака миновали — сияет солнце.

Открываясь Дао,
становишься с Ним един,
олицетворяя Его.
Если откроешься сокровенному,
станешь един с сокровенным
и воспользуешься им сполна.
Если откроешься потерям,
станешь причастен им,
приняв их без ропота.

Откройся Дао,
доверься ходу вещей
и всё станет на свои места.

Вернуться к оглавлению

24

Стоящий на цыпочках — неустойчив.
Забегающий вперёд — не придёт первым.
Пытающийся блеснуть — потускнеет.
Жаждущий определиться не обретёт себя.
Властвующий над людьми
не сам возымел власть.
Цепляющийся за дело
не создаст ничего стóящего.

Если хочешь быть в согласии с Дао,
делай дело и будь что будет.

Вернуться к оглавлению

25

До рождения вселенной
существовало нечто неописуемое
и совершенное.
Пустая, единосущная, неизменяемая,
бесконечная безмятежность.
Вечно существующая.
Матерь вселенной.
За сложностью именовать
назову это — Дао.

Пронизывающее всё,
наполняющее изнутри, облекающее снаружи
и возвращающееся к началу.

Дао величественно.
Величественна вселенная.
Величественна земля.
Человек величественен.
Сии суть четыре великие силы.

Человек следует земле.
Земля следует вселенной.
Вселенная следует Дао.
Дао следует лишь себе.

Вернуться к оглавлению

26

Лёгкое коренится в тяжести.
Неподвижное — источник движения.

Мастер путешествует,
не покидая дома.
И как бы не изумляли виды,
остаётся невозмутим.

К чему владыке и правителю
суетиться подобно глупцу?
Если начнёшь колебаться,
утратишь связь с корнями.
А позволишь многозаботливости взять верх,
потеряешь и самого себя.

Вернуться к оглавлению

27

Хороший путешественник не планирует маршрут,
поэтому не стремится достичь.
Яркий актёр нередко импровизирует.
Добротный учёный не связывается догмами
и открыт всему.

Мастер также доступен всем людям
и не оттолкнёт ни одного.
Он использует любую ситуацию,
уделяя внимание каждой мелочи.
Это зовётся просветлением.

Что есть добродетельный человек,
как не учитель глупца?
Что есть глупец,
как не работа для учителя?
Не усвоив этого,
будешь терять, невзирая на глубину ума.
В том состоит тайна успеха.

Вернуться к оглавлению

28

Знай мужское,
однако, держись женского;
прими мир в себя.
Если примешь мир,
Дао никогда не покинет тебя
и будешь словно дитя.

Знай белое,
однако, держись чёрного;
будь образ для мира.
Если ты образ миру,
Дао придаст тебе силу
и не будет для тебя невозможного.

Знай личное,
однако, держись безличного;
принимай мир, каков есть.
Если примешь мир,
Дао озарит тебя изнутри
и ты вернёшься к изначальному себе.

Мир сформировался из пустоты
подобно инструменту из куска дерева.
Мастер владеет инструментом,
однако, знает толк в поленьях.
Так он владеет всем, чем захочет.

Вернуться к оглавлению

29

Хочешь исправить мир?
Не думаю, что это возможно.
Мир священен
и не предполагает вмешательства.
Попытаешься исправить — разрушишь;
попытаешься помочь — потеряешь.

Иногда ты во главе,
а порой плетёшься в хвосте.
Совершив рывок,
необходимо отдохнуть.
Приходит время действовать,
но наступит истощание.
Бывают безопасные дни,
и случаются смутные времена.

Мастер взирает на вещи просто,
без попытки взять контроль.
Наблюдая за всем вокруг,
позволяет вещам быть
как они есть.

Вернуться к оглавлению

30

Кто управляет людьми и полагается на Дао,
не будет применять силу.
Не будет применять её и против врагов.
На каждую силу найдётся встречная сила.
Насилие даже из благих побуждений
всегда отзывается насилием.

Мастер, сделав работу, отступает,
понимая, что
Вселенная не поддаётся контролю
и пытающийся руководить событиями
идёт против Дао.
Мастер верит в себя
и не убеждает окружающих.
Он самодостаточен,
не нуждается в свидетельстве от других.
Принимает самого себя
и весь мир отвечает ему гостеприимством.

Вернуться к оглавлению

31

Оружием совершается насилие;
благонравный муж отвращается от него.

Оружием легко запугать;
благонравный человек не носит меч,
кроме случаев необходимости,
когда обстоятельства вынуждают.
Но сражается, не теряя самообладания.
Мир — высочайшая ценность.
Если мир поколеблется,
как может человек быть в порядке?
Его враги не демоны,
но такие же люди, как и он сам.
Он не желает причинить вред
и, победив, не будет ликовать.
Как может победитель ликовать и праздновать,
когда загублено столько душ?

Он вступает в сражение осмотрительно,
с тоской и состраданием.
Будто пригласили его на похороны.

Вернуться к оглавлению

32

Дао непостижимо.
Будучи меньше корпускулы,
вмещает бесчисленное множество миров.

Если сильные мира сего
смогли бы держаться Дао,
мир стал стал бы гармонией, раем.
Люди жили бы в мире,
а закон был бы начертанием сердец их.

Форма с именованием — не вечны.
Одни законы сменяются другими.
С умением вовремя остановиться
будешь вне опасности.

Всё находит завершение в Дао,
подобно тому,
как реки впадают в море.

Вернуться к оглавлению

33

Разбираться в людях — признак ума.
Разобраться в себе — признак подлинной мудрости.
Руководить людьми — сила.
Управлять собой — подлинная власть.

Если осознаёшь, что имеешь достаточно,
ты поистине богат.
Если взираешь вокруг
и смиряешься с наличием смерти,
сможешь преодолеть её.

Вернуться к оглавлению

34

Великое Дао всюду.
Оно — всему начало
и всему Творец.
Дао живит порождения свои,
и не взыскивает ничего взамен.
Оно лелеет бесчисленные миры,
но не зависит от них.
Дао причастно любой вещи
и скрыто в тайниках сердец;
именуют Его смиренным.
Все вещи канут в Дао
и там упокоятся;
именуют Его великим.
Его не заботит собственное величие,
посему Оно воистину великó.

Вернуться к оглавлению

35

Кто укоренён в Дао,
безопасно следует куда угодно;
не пошатнётся,
испытывая даже мучительную боль,
ведь его сердце обрело покой.

Музыка и аромат вкусной пищи
привлекают человека,
а слова, указывающие на Дао,
кажутся скучны и монотонны.
Всматриваешься — и ничего привлекательного.
Вслушиваешься — и ничего интересного.
А приблизившись,
поймёшь, что Оно неисчерпаемо.

Вернуться к оглавлению

36

Желая сократить,
позволь распространиться.
Желая избавиться,
позволь возобладать.
Желая взять,
научись отдавать.
Это тонкое восприятие вещей.

Мягкое побеждает твёрдое.
Медленное превосходит быстрое.
Не выставляй напоказ ничего,
кроме результата.

Вернуться к оглавлению

37

Дао не делает,
пока так всё не будет сделано.

Если сильные мира
облекутся в Него,
мир преобразится сам собой
естественным ходом вещей.
Люди оценят простоту,
гармонию и свободу от вожделений.

Вне вожделений — покой.

Вернуться к оглавлению

38

Мастер не стремится к могуществу,
поэтому могущественен.
Обыватель, будучи слабым,
не упустит случая показаться сильным.

Мастер не хватается за работу,
посему ничего не остаётся незаконченным.
Обыватель всегда в работе,
ведь ещё многое предстоит сделать.
Благочестивый делает до тех пор
пока не сделает всё.
Справедливый, завершив дело,
оставляет многое неустроенным.
Законопослушный, предвидя работу,
воззовёт о помощи,
и когда никто не откликается,
засучив рукава, берётся сам.

Когда утрачено Дао, возникает благочестие.
Когда утрачено благочестие, возникает мораль.
Когда колеблется мораль, приходит ритуал.
Ритуал — шелуха и начало хаоса.

Мастера заботит глубина, а не шелуха;
плоды, а не соцветия.
Он не вожделеет,
но водворяется в первых,
избегая обманчивости вторых.

Вернуться к оглавлению

39

В гармонии с Дао
небеса бездонны и прозрачны,
земля тверда и необозрима,
живое процветает сообща,
следуя своим путём,
бесконечно обновляясь,
повторяя себя.

Если противоречишь Дао,
небеса тускнеют,
земля истощается,
равновесие разрушается,
живое умирает.

Мастер взирает на части с состраданием,
потому что понимает целое.
Его непрестанное занятие — смирение.
Он не сияет, как драгоценный камень,
но позволяет Дао формировать себя
по образу заурядности и неотёсанности,
уподобляя булыжнику.

Вернуться к оглавлению

40

Дао учит возвращаться и уступать
ибо таков Его путь.

Все вещи порождены бытием
и небытие всему причина.

Вернуться к оглавлению

41

Когда умный узнаёт о Дао,
то не медлит прибегнуть.
Когда узнаёт обыватель,
то сомневается.
Когда дурак узнаёт о Дао,
то смеётся.
И если бы не смеялся,
не был бы дураком.

Посему замечается следующее:
освещённая дорога кажется тёмной,
путь вперёд называется отступлением,
прямая тропа становится длинной,
истинная сила мерещится слабостью,
чистота нарекается замаранностью,
непоколебимость именуется изменчивостью,
ясность делается невнятностью,
высокое искусство бранят бездарностью,
большая любовь видится равнодушием,
глубокая мудрость зовётся ребячеством.

Дао не обретается нигде,
лелея и совершая все вещи.

Вернуться к оглавлению

42

Дао порождает Одно.
Одно порождает Два.
Два порождает Три.
Три порождает всё.

Всё проявляет себя как мужчина,
но изнанкой имеет женское.
Когда смешивается мужское и женское,
достигается гармония.

Обыватель ненавидит уединение,
но Мастер понимает,
что Вселенная простирается пред ним
и спешит этим воспользоваться.

Вернуться к оглавлению

43

Самое мягкое в мире
превосходит самое твёрдое.
Не обладающее плотностью
проникает туда, где нет места.
В этом ценность недеяния.

Мастер учит без слов,
действует без движений.

Вернуться к оглавлению

44

Что преобладает — слава или честь?
Что наиболее ценно — деньги или счастье?
Что разрушительнее — успех или неудача?

Взирая на других как на средство,
никогда не достигнешь цели.
Если в стяжании твоё счастье,
то никогда его не будет.

Будь доволен тем, что есть,
наслаждайся течением событий.
Когда поймёшь, что тебе достаточно,
мир станет твоим.

Вернуться к оглавлению

45

Подлинное совершенство кажется несовершенным,
однако, совершенно само по себе.
Подлинная полнота подобна пустоте,
однако, неисчерпаема.

Подлинная прямая кажется кривой.
Подлинная мудрость кажется юродством.
Истинное искусство кажется бездарностью.

Мастер позволяет событиям случаться,
воспринимая вещи как они есть.
Он уступает и позволяет Дао
свободно проявлять себя.

Вернуться к оглавлению

46

Когда люди в гармонии с Дао,
лошади мирно пасутся в полях.
Когда люди перечат Дао,
кони запряжены в боевые колесницы.

Нет большей иллюзии, чем страх;
нет большего просчёта, чем готовиться к обороне;
нет большей неудачи, чем наличие врага.

Тот, кто не ослеплён страхом,
пребывает в безопасности.

Вернуться к оглавлению

47

Не открывая наружу дверь,
можешь открыть сердце.
Не глядя в окно,
можешь зреть сущность Дао.

Чем больше знаешь,
тем меньше понимаешь.

Мастер появляется всюду,
не покидая своей юдоли;
зрит свет, невзирая на тьму;
достигает, не шелохнувшись.

Вернуться к оглавлению

48

В поисках знаний
ежедневно что-то приобретается.
В практике Дао
ежедневно что-то отбрасывается.
Прилагай всё меньше усилий,
пока не достигнешь недеяния.
Когда ничего не делается,
ничего не остаётся не сделанным.

Обладающий подлинным мастерством
предоставляет всему идти своим чередом.
Вмешательством ничего не достигнуть.

Вернуться к оглавлению

49

Мастера не заботит он сам.
Умы ближних — его забота.

Он добродетелен с добродетельными.
Он также добродетелен с проходимцами.
Это подлинная добродетель.

Он доверчив к благочестивым.
Он доверяет и проходимцам.
Это подлинное доверие.

Ум мастера необозрим.
Люди не понимают его.
Взирают на него и ждут.

И он пестует их, как детей своих.

Вернуться к оглавлению

50

Мастер смиряется со всем,
что ниспосылает жизнь;
помнит о смерти
и не цепляется ни за что.
Никаких иллюзий,
никакого противления.
Не задумывается о том, как поступить,
но глубины сердца руководят им.
Он ничего не ждёт от жизни,
посему готов к смерти.
Будто после большой работы,
готов уснуть без задних ног.

Вернуться к оглавлению

51

Всякое создание
есть порождение Дао
и приходит в мир
не сознающим, совершенным, свободным.
Облекшись плотью,
повинуется внешнему
и интуитивно
участвует в почитании Дао.

Всё порождается Дао, которое
лелеет, питает, хранит, заботится,
даёт покой, защищает,
увлекает обрести самого себя.
Творит вещи не ради обладания;
действует, не предвкушая результат;
руководит, не вмешиваясь.
Любовь, присущая Дао,
лежит в природе всего.

Вернуться к оглавлению

52

В начале было Дао.
Всё порождено им
и всё к Нему вернётся.

Дабы найти первопричину,
присмотрись к сотворённому.
Когда вглядишься
и узришь источник сущего,
не станет повода горевать.

Если замкнёшься в осуждении
и отдашься суете желаний,
на сердце не будет покоя.
Убежав осуждения,
не увлекаясь чувственным,
обретёшь сердечный покой.

Различать в темноте — это зрение.
Знать, где уступить — сила.
Помни о внутреннем свете
и устремляйся к свету нетленному.
Это зовётся навыком к вечности.

Вернуться к оглавлению

53

Путь Дао лёгок,
но люди идут запутанными тропами.
Остерегайся шаткости, укореняйся в Дао.

Если землевладельцы процветают,
лишая земледельцев земель;
если царедворцы вооружаются,
забывая о нужде человеческой;
если знать расточительна и безответственна,
а бедные в безысходности —
это зовётся грабёж и хаос.
Не соотносимо такое с Дао.

Вернуться к оглавлению

54

Укоренённого в Дао
не повалить наземь.
Держащийся Дао
не поскользнётся.
Имя его будет славно
из поколения в поколение.

Позволяя Дао действовать в жизни,
обретаешь подлинного себя.
Позволяя Дао господствовать в доме,
исполняешь его процветания.
Позволяя Дао руководить государством,
делаешь его образцом для всего мира.
Позволяя Дао управлять во вселенной,
исполняешь её ликования.

Можно ли этому верить?
Постигая себя, понимаю, что да.

Вернуться к оглавлению

55

Кто живёт в гармонии с Дао
подобен новорожденному,
чьи кости мягки, мышцы слабы,
но сильна хватка.
Он не знает о союзе
мужчины и женщины,
но пенис его уже поднимается.
Так велика его жизненная сила.
Младенец будет кричать весь день
и не охрипнет.
Он — олицетворение гармонии.

Сила Мастера в уподоблении младенцу.
Он позволяет вещам приходить и уходить
непринуждённо и легко.
Он не ожидает результата,
посему не бывает разочарован.
Не разочаровываясь,
не позволяет дряхлеть духу.

Вернуться к оглавлению

56

Кто знает, не говорит.
Кто говорит — не знает.
Сомкни уста,
утихомирь чувства,
притупи остроту,
развяжи узлы,
приглуши сияние,
дай осесть грязи.
Это хорошее начало.

Уподобляйся Дао.
Оно не следствие успеха или неудачи,
почести или позора.
Оно непрестанно отдаёт,
и пребывает вовек.

Вернуться к оглавлению

57

Хочешь править страной,
научись следовать Дао.
Не пытайся контролировать,
забудь о планах и замыслах.
Мир будет управляться собой.

Чем больше запрещаешь,
тем меньше добродетели.
Чем больше оружия,
тем меньше безопасности.
Среди изысканности
меньше изобретательности.

Посему Мастер говорит:
обойдусь без надзирателей
и люди станут честнее,
перестану указывать цели
и наступит процветание,
не стану обязывать религией
и люди обретут безмятежность,
отпущу вожделение всеобщего блага
и оно произрастёт изобильно.

Вернуться к оглавлению

58

Если правитель ненавязчив,
люди честны и спокойны.
Если начинает давить,
народ унывает и исхитряется.

Когда главное власть,
то только и говорят об идеалах.
Но в результате упадок.
Попробуй осчастливить людей
и приготовишь им страдание.
Попробуй вразумить
и подвергнешь соблазну порока.

Мастер стремится
служить примером, а не диктовать.
Он остёр, но не колет.
Прямолинеен, но гибок.
Сверкает, но не слепит глаза.

Вернуться к оглавлению

59

Чтобы хорошо управлять страной,
необходим навык в умеренности.

Признаком умеренного человека
служит свобода от собственных идей.
Он всех принимает, как небо;
всюду разлит, как солнечный свет;
непоколебим, будто гора;
гибок, как деревцо на ветру.
Мастер не стремится к цели,
но использует всё, что жизнь
ежедневно преподносит ему.

Для него нет невозможного.
Он, тихо взирая на течение жизни,
подобно заботливой матери
помогает людям обрести благо.

Вернуться к оглавлению

60

Управление большой страной
подобно жарке мелкой рыбы.
Всё испортишь часто перемешивая.

Укорени людей в Дао,
и зло не будет иметь силу.
Не потому, что исчезнет,
а потому что следуешь Дао.

Не противься злу
и оно исчезнет.

Вернуться к оглавлению

61

Когда страна обладает великой силой,
то становится подобна морю.
Все потоки устремляются в него.
Чем большей силой обладает,
тем большее смирение необходимо.
Смирение означает доверие Дао,
и тогда в обороне нет смысла.

Великая нация, как великий человек:
когда он делает ошибку, признаёт это.
Признав, принимает,
а приняв, исправляет.
Тех, кто указывает на ошибки,
считает лучшими учителями
и считает своих врагов тенями,
которые сам отбрасывает.

Если в стране чтят Дао
и чтят друг друга,
если не вмешиваются в дела соседей,
будет страна светильником всем.

Вернуться к оглавлению

62

Дао формирует Вселенную.
Оно есть сокровище добродетельных
и убежище гонимых.

Слава обретается красивыми речами,
уважение приходит от добрых дел.
Дао вне всякой оценки,
никто не в силах постичь Его.

Когда приходит новый правитель,
не предлагай ему в помощь
своё влияние и опыт.
Предложи научиться Дао.

Почему древние мастера почитали Дао?
Будучи единым с Ним,
находишь потерянное;
и получаешь прощение.
Вот почему возлюблено Дао.

Вернуться к оглавлению

63

Действуй с лёгкостью,
трудись играючи.
Думай о большом, как о малом
и о немногом, как об изобилии.
Верши трудное,
пока оно таковым не стало;
справляйся со сложным,
разложив на простое.

Мастер не стремится свершить великое,
поэтому обретает величие.
Когда он понимает, как велика задача,
позволяет ей решиться самой.
И не цепляется за радости,
поэтому не печалится.

Вернуться к оглавлению

64

Укоренившееся получает питание.
Недавнее легко исправить.
Хрупкое легко сломать.
Мелочь легко рассыпать.

Решай проблемы до их появления.
Наводи порядок пока не поздно.
Из маленького побега
вырастает огромная сосна.
Путешествие в тысячу миль
начинается у тебя под ногами.

Поспешишь — людей насмешишь.
Крепко удерживая, быстро потеряешь.
Предвосхищая завершение,
разрушаешь то, что почти готово.

Посему Мастер действует,
позволяя всему идти своим чередом.
Он в конце также спокоен,
как и в начале.
У него ничего нет,
поэтому, терять ему нечего.
Он желает перестать желать
и учится, разучиваясь.
Он напоминает о том,
кем всегда были люди.
Кроме Дао его ничто не заботит.
Такая забота простирается на всех.

Вернуться к оглавлению

65

Древние мастера
не пытались дать людям знания,
но терпеливо учили не-знанию.

Когда люди думают, что знают,
им трудно помочь.
Когда люди обладают не-знанием,
тогда обретают свой путь.

Если хочешь научиться управлять,
избегай быть богатым и умным.
Чем проще, тем чище.
Проводи жизнь незамысловато
и так укажешь людям путь назад
к их собственной природе.

Вернуться к оглавлению

66

Все потоки устремляются в море,
ведь море занимает низины.
Смирение даёт ему такую силу.

Хочешь управлять народом?
Научись быть ниже всех.
Хочешь вести людей?
Научись следовать за ними.

Мастер стоит над всеми
и никто не чувствует гнёт.
Он идёт впереди
и никто не ощущает себя ведомым.
Мир благодарит его.
Он не состязается ни с кем,
поэтому он вне конкуренции.

Вернуться к оглавлению

67

Говорят, моё учение — бессмыслица.
Именуют его возвышенным, но неисполнимым.
Для тех, кто взирает в глубину сердца,
та бессмыслица обретает существенный смысл.
В тех, кто прелагает эту бессмыслицу в практику,
возвышенность пускает глубокие корни.

Я учу трём вещам:
простоте, терпению и состраданию.
Эти три — великое сокровище.
Простота действий и мыслей
возвращает к истокам бытия.
Терпеливость к друзьям и врагам
сочетает с ходом вещей.
Сострадание к самому себе
воссоединяет раздробленный мир.

Вернуться к оглавлению

68

Лучший боец
выбирает опасных соперников.
Лучший военачальник
думает, как его противник.
Подлинно богат тот,
кого заботит общее благо.
Настоящий лидер
следует воле людей.

Всё это формирует
добродетель непротивления.
Её обладатели также соревнуются
но делают это в духе игры.
В ней они подобны детям
и их гармония с Дао очевидна.

Вернуться к оглавлению

69

Военачальники говорят:
«Чем выступать первым,
лучше смотреть и выжидать.
Лучше отступить на метр,
чем продвинуться на чуть-чуть».

Это называется
движением вперёд без наступления,
вытеснением без оружия.

Нет большей неудачи,
чем недооценивать врага.
Недооценивать врага,
значит думать о нём зло.
Так ниспровергаются
три великие добродетели.
Так становишься врагом себе.

Если сталкиваются равные противники,
побеждает умеющий отступить.

Вернуться к оглавлению

70

Моё учение не сложно усвоить
и легко воплотить.
Но пока ум не освоит его вполне,
воплощая, потерпишь урон.

Оно старше всего, что видишь,
как можно усвоить его?

Хочешь знать меня?
Обратись к глубинам своего сердца.

Вернуться к оглавлению

71

Незнание есть знание истинное.
Полагать, что знаешь — болезнь.
Сперва осознай, что болен
и тогда ищи путь к здоровью.

Мастер излечивает сам себя,
излечивает от всякого знания.
Так Он обретает целостность.

Вернуться к оглавлению

72

Теряя благоговение,
люди обращаются к религии.
Не доверяя себе,
избирают властителей.

Посему Мастер отстраняется,
дабы не смущать умы.
Наставляет так, что не замечаешь.
Заучивать с ним не придётся.

Вернуться к оглавлению

73

Дао пребывает в покое:
превосходит без состязания;
отвечает без слов;
приходит без приглашения;
создаёт, не имея плана.

В тенетах Его всё мироздание.
И пусть ячея широка,
мельчайшее не минует её.

Вернуться к оглавлению

74

Понимая, что всё меняется,
ни за что не будешь держаться.
Не страшась смерти,
достигнешь недостижимого.

Желание контролировать будущее
подобно попытке заменить
опытного лесоруба.
Взяв топор, рискуешь рукой.

Вернуться к оглавлению

75

Когда налоги высоки,
люди голодают.
Когда правители неугомонны,
люди падают духом.

Действуй на благо людей.
Доверяй им, оставь их в покое.

Вернуться к оглавлению

76

Новорожденный податлив и гибок,
а мертвец закостенел и неподвижен.
Растения, прорастая, сочны и нежны,
а умерев, иссушены и ломки.

Потерявший гибкость и податливость
есть последователь смерти.
Мягкий и уступчивый — ученик жизни.

Тяжёлое и жёсткое сломается.
Мягкое и податливое восторжествует.

Вернуться к оглавлению

77

Действуя в мире,
Дао подобно форме лука.
При натяжении вершина гнётся вниз,
а нижний конец — вверх.
Нехватка и избыток уравновешиваются,
становясь равновесием.
Изымается там, где много
и отдаётся туда, где мало.

Кто пытается взять контроль,
и пользуется силой,
следует против Дао.
Он берёт там, где мало
и отдаёт туда, где избыток.

Мастер способен раздавать бесконечно,
и не оскудеет его богатство.
Действует, не ожидая награды;
преуспевает, не становясь участником.
И не мнит себя благодетелем.

Вернуться к оглавлению

78

Ничто в мире так
не податливо, как вода.
Но ничто твердокаменное
не противостанет ей.

Мягкое одолевает жёсткое,
нежное превосходит грубое.
Каждому известно об этом,
но не все на это способны.

Посему Мастер безмятежен
в водовороте скорбей.
Зло не проникает в его сердца.
Он целиком поглощён заботой,
ведь он людское подспорье.

Истинные слова парадоксальны.

Вернуться к оглавлению

79

Неудача открывает новое.
Если взыскиваешь,
должников не станет меньше.

Посему Мастер
исполняет свои обязательства,
исправляет свои ошибки.
Делает то, что должен,
не требуя ничего от людей.

Вернуться к оглавлению

80

Если страной мудро правят,
люди благополучны.
Они наслаждаются трудами рук своих,
не тратят время, изобретая машины.
Они возлюбили дома свои
и не хотят путешествовать.
У них есть лодки и повозки,
но они не пользуются ими.
Есть оружие,
но никто не думает применять его.
Они довольны пищей
и рады быть в кругу семьи.
В положенные дни возделывают сады
и разделяют заботы ближнего.
Если соседняя страна близка так,
что доносится лай собак,
люди умирают в глубокой старости
так и не посмотрев, что там.

Вернуться к оглавлению

81

Истинное не замысловато,
замысловатое — не истинно.
Мудрецы не добиваются признания;
не мудрец тот, кто добивается.

Мастер не обладает.
Чем больше делает для других,
тем счастливее.
Чем активнее раздаёт,
тем больше стяжает.

Дао лелеет, но не довлеет.
Мастер действует, не воздействуя.

Вернуться к оглавлению


Пишите! / Please write!