Проповедь Священномученика Анатолия Жураковскаго (+1937 г.) в день Всех святых, в земле Российской просиявших

Zhurakovsky

Произнесено 9 июня 1930 г. 14 октября 1937 отец Анатолий был арестован, когда находился на трудовом поселении в Медвежьегорском районе Карелии. Заключён в тюрьму Петрозаводска, где 20 ноября 1937 был приговорён к расстрелу «тройкой» при НКВД КАССР. 3 декабря был расстрелян на станции Медвежья гора (это к материалу, расположенному ниже).

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Господь, наш Спаситель, не оставил Своих рабов в чрезмерной скорби, не оставил Свою Церковь в чрезмерных обстояниях. Когда какого-либо раба, или какой-либо народ, или Церковь постигают напасти, Господь проливает Свою милость, обнаруживает Свое человеколюбие. Так было, так и есть с нашей Церковью и с нашим народом. Последние годы величайших испытаний для Церкви, величайших скорбей, какие Церковь когда-либо испытывала, когда она должна была видеть позор сынов Своих, должна видеть, как они ругаются над святыней, изменяют святыне и «уходят на страну далекую» (Лк 15:13). Среди скорбей и испытаний не оставляет Церковь нас своею милостию и накануне скорбей проявила особую милость. Милость эта выразилась в том, что Господь благословил, и Дух Святой соизволил, и в Москве был созван Церковный Собор, и после долгого перерыва раздался голос русской Церкви и прозвучал для того, чтобы дать ободрение верующим сынам.

Московский Собор восстановил разрушенное патриаршество и указал путь, по которому должна идти Церковь русская. Среди множества других дел вот что сделал Собор: он установил новый праздник. Сегодня мы празднуем память Всех святых земли Русской.

Московский Собор установил особый праздник, как бы захотел в службе святым собрать память всех святых. В этом торжестве он захотел собрать и киевских угодников, и угодников, просветивших Русь, и московских угодников дальнего Севера, угодников, которые жили задолго до нас и недавно. В один день прославляем память Антония и Феодосия — киевских угодников, и память преподобного Сергия, и преподобного Серафима, и память далеких соловецких угодников. Все они как будто смотрят на нас, и мы взываем к ним, и протягиваем к ним руки, и прославляем их, сродников наших по плоти. По особому указанию Божию Московский Собор установил этот праздник. Ни в чем мы не нуждаемся так, как в помощи, и никто больше, чем они, не может оказать нам помощь. Собор подвигнут был великой любовью. Мы должны любить всех угодников. Хотя все святые соединены с нами благодатью, но особенно близки нам святые русские угодники. Ведь они жили на нашей земле, ходили по той же земле, по которой и мы ступаем, говорили на том же языке, хранили те же обычаи, текла в них та же кровь. Они не только сродни нам по духу, но и по плоти. Наши скорби и страдания никому так не близки, как им, и никто из горних обитателей не взирает на нас с большей любовью и нежностью, чем они. Среди бед и скорбей и испытаний Собор Московский и Церковь протягивают руки к Собору Небесному, к сонму святых, и взывают о помощи, заступлении, о молитве, о снисхождении к темным, заблудшим. Любовь двигала Собором к созданию праздника. Надежду заключает в себе это торжество.

Как далеко от нас это слово — надежда! Суровая безнадежность и холодное отчаяние готовы завладеть душой. Так темно кругом, страшно, пустынно от этого греха, ужаса, сердце замирает и изнемогает. Кажется, что землю, о которой сказал поэт и мыслитель, что ее «в рабском виде Царь Небесный исходил благословляя», Он оставил и ушел, гонимый ненавистью и холодным равнодушием. Кажется, что и народ наш, который называли богоносцем, стал богоборцем, избранный народ, которому вручено было пресветлое Православие, стал отверженным народом, потому что сам отверг святыню Церкви Божией. В эти дни скорбей, когда среди величайших обстояний, безнадежности проходит сегодняшнее торжество, когда поругано усталое, изнемогающее сердце, в душе загорается надежда, вера, и вместо беспросветной скорби, уныния хлынет радость. Ведь сколько было угодников, рожденных народом, плоть от плоти его, кость от кости; были угодники, которые предстояли перед Богом; они наши святые. Если они были и есть у Престола Всевышнего, не говорит ли это о великой милости, не заставляет ли думать, что упование, вера с нами, что Господь не оставляет людей, благодаря их подвигам и предстательству. Сегодняшний праздник — день упования, надежды, от тьмы взор устремляется к вечной, светлой радости.

Но сегодняшний праздник не только ласкает сердце надеждой, успокаивает, укрепляет, обнадеживает, он — страшный день суда над нашей совестью и жизнью. Если память каждого святого — суд для нас, потому что образ святого обличает нашу жизнь, грешную, безумную, то образ святого — сродника нашего по плоти — особенно обличает нашу жизнь, и они имеют право обличать нас и призывать к суду. Они отцы наши, они родили нас в муках рождения не только по плоти, но и по духу. Своими руками они несли величайшее сокровище пресветлого Православия и передали нам как святыню, как наследие, как дар отцов детям. Взирая на них, мы не можем не испытывать жгучего стыда за все, в чем виноваты перед их даром наследства. Мы верим, что они с нами, когда говорим о них, призываем их имена. Каким взором смотрят они на нас, что должны испытывать за нас — радость или печаль отца, чувство удовлетворения или жгучее чувство стыда за детей, оставивших наследие и ушедших в страну далекую? Что должны испытывать митрополит Филипп или патриарх Гермоген, взирая на своих преемников, принявших от них жезл святительский и бросивших его к подножию мира? Что должны испытывать преподобный Сергий и преподобный Серафим — эти пламенные угодники, истинные священники Бога Вышнего, взирая на нас, имеющих дар священства, но не имеющих дара чистоты, молитвы, умиления? Что должны испытывать предки наши, в мирском звании достигшие спасения, — Михаил, князь Черниговский, боярин Феодор, отказавшиеся прыгнуть через огонь и предпочтившие смерть измене? Что должны испытывать они, видя, как их дети готовы скакать через всякие огни, чтобы спасти кусок своего имущества, не думая о правде?

 Сегодня день суда, обличения. Дети их, мы должны плакать, потому что мы — блудные дети, мы — изменившие отцам, мы растоптали наследство и полученную святыню готовы растоптать в угоду миру, лжи, неправде. Воистину нам нет спасения, нет выхода из этой тьмы и безумия. Мы не знаем выхода, потому что все изъязвлены грехом, бессильны, немощны, преступны. Они наши отцы, и они не могут не жалеть нас заблудших, скорбных, и их любовь больше отвращения, их снисхождение больше гнева, они не только обличители, но и помощники, заступники, молитвенники. Отцы святые нашей отчизны, сродники наши по плоти, простите нас, блудных сынов, безумных, преступных, скверных. Там, у Престола Невечереющего Света, у Престола Царя Небесного, помолитесь о каждом из нас, таких грешных, помолитесь о родной земле, о Церкви, о настоящем, о будущем помолитесь и молитвой отвратите нашу печаль, волной разливающуюся, чтобы приобщить нас великой радости в день Суда: стать и поклониться Богу Великому, Богу отцов наших, Егоже слава и держава во веки. Аминь.

0 идей о “Проповедь Священномученика Анатолия Жураковскаго (+1937 г.) в день Всех святых, в земле Российской просиявших

  1. Ольга

    В интернете сейчас широко обсуждают рекламный ролик о противостоянии .. снят для Казанской семинарии , но роли принципиально исполнены студентами театральных вузов Казани.. студентам семинарии , принимавшим участие в съемках, потраченное время было зачтено как практика по миссиологии. «В процессе съемок они общались со своими сверстниками, студентами театральных вузов. Это практически на сто процентов были люди, далекие от православия», — отметил ректор семинарии игумен Евфимия

    1. Игумен Силуан Автор поста

      Не, именно давить, как таракана тапком! Создавать медийные продукты, чтобы пробирало на поколения. Типа группы Кино или диптиха Брат 1/2. Иначе будем и дальше сопли жевать на православных каналах и «миссионерских» проектах..

    1. Игумен Силуан Автор поста

      Не, Лида, у меня скалиоз и плоскостопие, а также геморрой обострился в последнее время, давление прыгает и печень увеличена.. Какой тут теннис? 🙁 Извини уж..

  2. Ольга Богданова

    Когда читаешь такие слова (проповедь) кажется , что чувствуешь тоже что и автор, но… мы можем только чуть прикоснуться.

  3. Ольга

    из дневниковых записей Анатолия Жураковского : .. Мы живём, и очень часто, «без оглядки», не вникая, не всматриваясь ни в себя, ни в окружающих нас, живём без внутреннего контроля, как живётся..Жизнь хотя и определяется внутренним началом, но слагается из маленького: из улыбок, из добрых и злых слов, из взглядов, из шуток, из слёз, из маленьких капель горестей и радостей. Почему в этом мелком я такой тусклый и серый, и злой, и неприветливый? Почему, слагая мозаику жизни, мозаику, на которой мне захотелось бы запечатлеть икону, почему я беру не сияющие и драгоценные алмазы, не красные, как кровь, рубины, не лазоревую бирюзу, не таинственные аметисты, но камень грубый и серый, непрозрачный и безрадостный? И что я создам, если у меня в руках такой камень? ..целое воплощается лишь посредством слагающихся камней, а общая красота зависит от красоты отдельных камешков…

    1. Игумен Силуан Автор поста

      Отец Жураковский мне давно известен своими богословскими взглядами, которые были и остаются удивительно свежими и дельными. Кого-то может смутить его приверженность учению об апокатастасисе (всеобщем прощении и восстановлении), но в остальном он удивительно точно попадает в тональность Евангелия. Очень рекомендую его дневники и эссе, хотя сам читал только выдержки из эпистолярного наследия. Ощущение такое, что его богословие не только правильно, но и красиво. Бывает же иначе, когда богословствуют, молятся правильно, но читать и внимать этому вообще охоты нет никакой. У отца Анатолия другой формат — этому хочется внимать, уж на что я привередливый, но прочесть, прикоснуться к наследию этого новомученика считаю для себя необходимым.

  4. Ольга

    да : Исповедь должна быть землетрясением для души.. или вот : Мы почему-то всегда в понятие «нормальный» вкладываем смысл какого-то педантизма и очень часто простую несобранность и взбудораженность готовы принять за «громокипящий кубок» настоящей жизни..Волны радости сменяются волнами печали, волны подъёма — волнами упадка. Развитие жизни духа идёт не по прямой, а по волнистой линии. И это закон. И надо смириться, надо примириться с этими сменами, нельзя впадать из-за них в отчаяние и бунт

  5. Богданова Ольга

    Спасибо, поразительное совпадение красоты изложения мысли, глубины пережиаемого и искренности

Хотите что-то сказать? Пишите!

%d такие блоггеры, как: