Рубрики
РАЗМЫШЛЕНИЯ

Праздничное послание себе и немного тебе

Завтра 2802. Ура, друзья и пардон – враги. В этом году здесь перебои с информацией. Сайт медленно, но верно становится мемориалом, восковой фигурой. Но бывает и так, что памятники, будто в фильме ужасов, оживают.

Был такой стародавний фильм «Музей восковых фигур», помните? Впрочем, не напугать я пришёл, но ободрить. Рано или поздно мы вернёмся к обсуждению тем, которые эскизно или робко обозначались здесь, проскальзывали между строк. Совсем скоро создатель этого интернет-эксперимента шумно отметит круглую дату и это повод осмотреться. Иногда я задаю себе основной технический вопрос: зачем это – такое не дешёвое и хлопотное оно? И сам себе же отвечаю: это не мне надо. Тогда говорю себе снова: если не мне, тогда точно мне не надо. В ответ звучит финальное: действительно нафиг не надо, поэтому возьму побольше.

…наконец, пришёл Бог к евреям и сказал: 
– Есть заповеди.
– Заповеди? — спросили евреи. – И почём?
– Бесплатно, — ответил Бог.
Тогда евреи говорят: 
– Офигеть, давай десяток!

Почему это нужно другим? Отвечу так: много на свете продавцов свободы и её специфической формы – «евангельской». Я тоже продаю свободу или щедро дарю напропалую. Я тут как сваха – знакомлю с девушкой. Другие тоже знакомят с ней, но присмотришься – она то резиновая, то внизу не женщина вовсе, то с поддельным паспортом, то вообще голограмма. А свобода… она же живая и вполне в единственном лице. Я с ней лично едва знаком, но знаю как к ней попасть, как дозвониться и назначить свидание – знаю. Адресок мелькает там, где я публично говорю или пишу. Я давно смирился с тем, что проповедь свободы – призвание, что это призвание стало рутиной и как бы растворилось в ежедневной священной суете. Я не даю рецептов, не выписываю снадобий, не ворожу у фотографий. Я просто говорю так, как это делают тысячи и тысячи братьев по разуму. Слушайте, читайте. Кто ищет – найдёт. Кто не ищет – найдёт случайно.

Свободе всегда угрожают и это что-то вроде СПИДа. Знаете какие в этом случае симптомы, как протекает болезнь? Окружающие шарахаются от человека, думая что он чумной, заразительный. Сам свирепо больной понимает, что не он опасен, а окружающих надо избегать как огня. Так и бродит он годами в агонии одиночества с двумя извечными союзниками – молитвенником и дубиной. И вроде не глупый, не дурак, а мешает всем. Сам не делает и другим не даёт. Несвободный человек таков – он мешает и мешается, постоянно ноет и жалуется, боится признаться, что тяжело болен, имея в больничной карте диагнозы – автогеноцид, тирания, хронический садический мазохизм по результатам любых выборов. На этом фоне дают инвалидность I группы. Будьте любезны, распишитесь.

«А мне-то что?», – спросит какая нибудь Евфросиния Макаровна? «Много было тут учителей на нашем веку!».

Да, их было много. Но мало кто говорил об эстетике свободы, о том, что свобода красива, аристократична, неприступна для некрасивых и неумных сердцем. Это «страна не дураков, а гениев». А они вместо общения с ней смотрят по телевизору порно, где опытные актрисы громко играют вышколенную роль, а зрители занимаются восторженной мастурбацией «свободного человека». Таковы оболваненные сыны несвободы, счастливые или несчастные, поверившие в то, что жили не зря.

Свобода горька на вкус. Приятны взору лишь цветы в её волосах, стопы её оставляют небольшие следы на прибое. Я люблю следовать за ней. Другие гурии могут накладывать разного качества макияж и делать замысловатые движения тазом, оставляя те же следы на том же песке. Но если не мылись они уже несколько столетий, то оно не интересно.

Вот это и есть основного рода и порядка наблюдения накануне неуёмных торжеств. Пишу, оставляя две невидимых строки между каждыми видимыми. Мы живём в древнем Египте. Герметично закрученной банке с культурой многовекового жречества, непревзойдённым опытом бальзамирования, обязательным рабским трудом, нескончаемым потоком чудес и откровений. Нужен человек, который выведет нас отсюда. Кто-то вроде Моисея с Аароном. Война бессмысленна, а пример исхода имел место в прошлом. Нам остаётся подражать: собрать чемоданчик личной истории, приготовить наскоро лепёшек опыта, испечь несокрушимой смелости и ночью выйти… прочь из дома рабства обратно в квартиры и кухни свободы, чтобы затаится там и верить не в обожение человека, а в окончательное очеловечение гоминида. С наступающей весной! Она неотвратима. Не благодаря, а вопреки.


12 ответов к “Праздничное послание себе и немного тебе”

Интересная аналогия с древним Египтом.. Паола Волкова называла эту время эпохой консервирования.

Какое-то слово скользкое-«мясо»…….фууууу)))) да ещё и консервированное в собственном соку, бр. Сразу мумиии вспоминаются. Видела в Эрмитаже. Мерзкое зрелище. А что касается реальной жизни, то штампы и границы делают людей предсказуемо управляемыми. Пастухи пасут овечек)))

Для бегства из тюрьмы надо возмутиться своим существованием в ней. Я возмущена, чего и всем желаю!!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *