В.Р. Легойда: Прекратить убивать счастье

Председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ, общественный деятель Владимир Легойда — о том, что аборт не может быть общественной нормой.

Представьте, что людям задают вопрос: поддерживаете ли вы инициативу, в результате которой некую процедуру, которая сегодня для всех является бесплатной, сделают платной. Совершенно очевидно, как ответит большинство граждан. Полагаю, независимо от того, о чем спрашивают. Именно по такой схеме и проводятся опросы населения по выводу абортов из системы обязательного медицинского страхования (ОМС), которые сегодня показывают, что большинство граждан не готовы поддержать такую инициативу. Психологический механизм подобного ответа вполне понятен. Не менее ясно и то, что результат существенно зависит от формулировки.

Русская Православная Церковь тем не менее продолжает настаивать на платных абортах — несмотря на все аргументы социального и финансово-экономического порядка.

Почему?

Существуют вопросы, которые невозможно решить вне нравственного поля. Медицина никогда в истории человечества не рассматривала врача как раба, беспрекословно готового выполнить всё, что хочет пациент. Обратимся к античному памятнику — клятве Гиппократа: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного средства». Даже в языческом мире медицина служила благу человека, а не его прихоти.

На фоне нравственного кризиса, революции и братоубийственной войны в 1920-е годы аборты пришли в больницы и стали частью отечественной медицины. Врачи-гинекологи стали неким подобием двуликих Янусов, которые могли как помогать рождению, так и лишать жизни нерожденных младенцев.

До сих пор в рекомендациях ВОЗ говорится о праве врача отказаться от совершения аборта, но потребительское общество всё более видит в медицинских работниках персонал, обслуживающий страсти пациента. Аборт, эвтаназия — не вопрос! Хотите стать из мужчины женщиной и наоборот — к вашим услугам. Клиент всегда прав.

Даже самое благополучное государство не станет бесплатно раздавать наркотики, табак и алкоголь, употребление которых законно, но очевидно вредит человеку. Тем более никому не придет в голову оплачивать наркоманам дозу за счет государственного бюджета, чтобы остановить их от криминальных проступков, которые могут повредить их здоровью. Кстати говоря, в большинстве стран мира аборты «по желанию женщины» являются платной процедурой. «По желанию женщины» — это такой термин. Отчасти лукавый. Означает он то, что речь не идет об аборте по медицинским или социальным показателям. А лукавство в том, что язык не поворачивается назвать желанием то, что даже самые ярые сторонники права на аборт считают вынужденной и крайне болезненной мерой.

К сожалению, ужаснейшая ложь о нормальности абортов прочно вошла в жизнь многих людей. И нахождение аборта в системе ОМС играет здесь свою роль.

Аборт должен перестать быть частью обязательных медицинских услуг, нормой жизни врачей, женщин и мужчин, приемлемым явлением для общества. Беременность — это не болезнь, поэтому аборт — не нормальная медицинская операция.

В 1920 году аборты появились как бесплатное явление. Откуда у нищего советского государства были деньги на это? Не было никаких денег — расходы окупались превращением городских женщин в безголосый инструмент индустриализации. О каком выборе в пользу рождения могла идти речь, куда женщине-рабочему было деваться со своим ребенком в условиях города, бараков и коммуналок? Возвращаться в родную деревню? Дети просто мешали героическим пятилеткам и мировой революции.

В последнее время в России много сделано для того, чтобы аборт прекратил убивать счастье многих женщин и мужчин. Количество абортов падает, уменьшено количество социальных показателей для аборта до минимума — с 11 до 1.

Будущее за мерами по поддержке женщин и нуждающихся семей, и в реализации этих задач участвует много общественных организаций. Русская Православная Церковь выступила с предложениями комплексной программы по поддержке семьи и детей. В Церкви создают приюты для матерей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, оказывают помощь многодетным семьям.

В обществе продолжается дискуссия, в ходе которой многие люди говорят о том, что аборт нравственно недопустим, является вынужденным выбором. Это уже немало, для того чтобы продолжать честный и открытый разговор о том, как залечить рану, нанесенную нашему сознанию в годы лихолетья, когда ничего не стоила не только жизнь нерожденного младенца, но и отца, матери или брата, оказавшихся по другую сторону революционных баррикад.

Выведение аборта из ОМС не приведет к криминальным абортам, если государство установит за эту «операцию» такую фиксированную цену, которая не позволит делать бизнес на гибели нерожденных детей ни криминальным «врачам», ни частным клиникам. Если аборт сегодня невозможно запретить, он по крайней мере не должен быть предметом заработка предпринимателей от медицины, которые проводят 2/3 абортов в нашей стране. Ведь и сейчас только 1/3 абортов проводится в госучреждениях в рамках ОМС. Кроме того, ссылаться на финансовое бремя в вопросе, который касается наших детей, значит не смотреть в будущее. Ведь без детей у нас его просто не будет.

«Известия»

3 идей о “В.Р. Легойда: Прекратить убивать счастье

  1. Павел

    Чаще всего о недопустимости аборта говорят в отношении женщины (или семьи), которая пришла к выводу о допустимости аборта. И это бесспорно так. Однако, необходимо посмотреть гораздо шире, чем на эту женщину (или семью). К сожалению, подавляющее большинство врачей (а они тоже люди) смотрят на это узаконенное убийство совершенно спокойно, не понимая и не принимая внутренне своего участия в нем. Это факт. Сколько женщин в течение года удалось отговорить от аборта? Единицы в нашей Кандалакше, капля в пруде. Хотя это уже что-то. Все же врачи (и все, кто принимает участие в операции) способны увеличить эти единицы — своим активным не-участием, причем законным. Привожу перепечатку ЗАКОННОГО заявления некоего врача, отказавшегося принимать участие в убийстве.

    «Имея Православное вероисповедание, согласно которому искусственное прерывание беременности по желанию женщины (артифициальный аборт) является убийством (убийством плода во чреве матери), по личным убеждениям категорически отказываюсь принимать любое участие в возможном указанном виде медицинской помощи — артифициальном аборте по желанию пациентки, не связанном с непосредственной угрозой ее жизни (в том числе, проведение бесед с пациенткой о необходимости аборта, оформление направления и обследование на аборт, прием в стационар для производства аборта, непосредственная манипуляция либо помощь другому специалисту при производстве аборта, а также иное, связанное с указанной манипуляцией). Данное заявление продиктовано спецификой моей профессии и работы. Мое право как врача отказаться от производства аборта по религиозным и этическим соображениям основано на законодательной базе:
    статья 28 Конституции РФ «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними»;
    пункт 3 статьи 70 Федерального закона РФ от 21.11.2011 №323-ФЗ»Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»: «Лечащий врач по согласованию с должностным лицом (руководителем) медицинской организации (подразделения медицинской организации) может отказаться от наблюдения за пациентом и его лечения, а также уведомить в письменной форме об отказе от проведения искусственного прерывания беременности, если отказ непосредственно не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих…».

    Такое заявление было рассмотрено руководителем мед. организации и подписано с оговоркой «Кроме случаев, угрожающих жизни пациента». Что и требовалось.
    Аборты — наша общая огромная незаживающая язва, которую, наверное, не заживить никакой финансовой репрессией. Пока человек склонен думать, что аборт ни к чему не обязывающая процедурка, дело будет прежним. Ну, криминальных будет побольше. Надо пройти поколению(-ям), чтобы случилась перемена ума. А пока пусть хотя бы люди, не желающие вообще НИКАКИМ образом быть причастными к преступлению (а получается, мы ВСЕ причастны, потому как пока платим денежные налоги, с которых бесплатно проводятся убийства), требуют проведения законного вывода аборта по желанию из системы ОМС.
    Насколько знаю (и сам участвовал в этом), по благословению нашего Патриарха Кирилла собирались подписи о подаче документа в Законодательное собрание РФ по исключению искусственного аборта по желанию. Что с этим документом?

    1. 2802S

      Ну, я вот в этих делах вообще не компетентен, поэтому пяти копеек, чтобы вставить в обсуждение — нет. Наталья Петровна, Ваш материал. Что там с таким-то документом?

Хотите что-то сказать? Пишите!

%d такие блоггеры, как: